• Федор Абрамов:

    "Я родился в деревне, в крестьянской, самой что ни на есть распатриархальной семье. Сегодня все, кому не лень, по поводу и без повода, пинают патриархальную старую деревню. Как это можно? Да это же наша мать родная. Все мы с вами… и не только мы, все народы мира вышли из деревни. А Россия… деревне обязана больше, чем кто-либо. Русская деревня - это та нива, на которой всколосилась вся наша национальная культура, наша этика, нравственность, наша философия, если хотите, наш чудо-язык."

Сейчас вы просматриваете:
Запасов Яков Иванович

В глубине Пинежского уезда, в стороне от земского тракта стоит деревушка, с ласкающим слух финно-угорским названием Матвера. Деревня эта ни чем не отличается от других северных деревень, нет в ней не роскошных деревянных церквей, не пинежских домов-исполинов с деревянными конями на крыше, ни чем она не может привлечь внимание туристов. Но все же в середине XIX века здешняя земля родила смелого человека, который устал терпеть нужду и частые неурожаи, собрал скромные пожитки и отправился искать счастье за Полярный круг. Имя этого смельчака Яков Иванович Запасов, он первый русский, который поселился на архипелаге Новая Земля.

 

С родных берегов реки Пинеги молодой Яков Иванович отправился на промыслы в Печорский край. Осев там Запасов обзавелся семьей и вел промысел морского и пушного зверя. В 1890 году промышляя с Василием Кирилловым и двумя самоедами у берегов острова Вайгач, в погоне за морским зверем их лодку отнесло через пролив Карские Ворота к берегам Новой Земли, и затерло там льдами. Терпя всевозможные лишения, они три года странствовали вдоль берегов Новой Земли и добрались, наконец, до становища Кармакул, откуда их доставили в 1896 г. пароход Архангельско-Мурманского пароходства «Ломоносов». Однако, несмотря на все невзгоды, они не бросили более ценной добычи, - шкуры белых медведей и прочего, выручили за нее в Архангельске довольно большую сумму. Это их так соблазнило, что, забыв все пережитое, они настоятельно просили губернатора разрешить им навсегда поселиться на Новой Земле.

Фото с сайта belushka.ru

Собравшись в 1893 году промышленники с семьями перебираются на постоянное проживание на Новую Землю. Позже жена Якова Анастасия, которая всегда промышляла с ним, отвечала художнику Василию Переплетчикову на его вопрос "Страшен ли был путь из устья Печоры на Новую Землю?"" Страшно! Особенно по второму раз! По первому разу мы вшестером по компасу шли. Оленье сало с нами было. Гретым оленьим салом питались. А по второму разу нас трое было, без компаса шли. До Вайгача через океан 30 верст в ясную погоду перебежали. Иногда гребли, иногда парусом шли. Хлеба крохи не было, все мясо ели, а потом и мясо кончилось, оленя не было. Травкой питались три дня, травка кислая такая. Чуть было не погибли." Так Яков Иванович поселился на архипелаге.

 

Жизнь на острове была трудна, многие не выдерживали и уезжали, многие заболевали цингой и умирали. Так в 1909 - 1910 годах в колонии Мелкой губы цингой заболели четыре промысловика, проживавших там. Когда в феврале 1910 года в колонию из становища Маточкин Шар на собаках приехали промысловики Яков Запасов, Александр Яшков и самоед Хатанзейский, они увидели страшную картину - все умирали от цинги. Прожив несколько дней в колонии Запасов взял с собой столько человек, сколько могли увезти собаки. В колонии остались только больной Кулебякин и решивший ухаживать за ним Яшков. Позже в апреле Кулебякин скончается, и Яшков останется один ждать помощь. Вскоре за заболевшим Яшковым приехал Запасов и увез его в Маточкин Шар, а оттуда его отправили в Архаргельск.


Станивище Маточкин шар. 1910 г.
 Фото с сайта belushka.ru

 

На Новой Земле у Якова и Анастасии родились сын и дочь, но из-за тяжелых условий жизни дети умерли. Единственным счастьем для Запасовых стала внучка Олечка, они боялись за внучку, думали как бы и ее не одолела цинга. Жили они одни, без других промысловиков, девочке было скучно, поиграть не с кем. Летом Анастасия с Олей выезжали в Архангельск, там покупали книги для нее.

Яков Запасов с внучкой Олей 1908 г., фото Юрий Комболин

 

В 1912 году Запасов переехал в становище Белушье и поселился у Константина Вылки. 

"3 ноября 1912 года я поехал, - рассказал Запасов,- на хребет промышлять оленя. В это время стояли сильные морозы. Когда я отъехал 60 верст от становища, поднялась сильная погода, собаки не пошли, пришлось лечь и пережидать. А погода продула 10 дней, за которые я поморозил всех собак и, кроме того, отморозил обе ноги: левой ноги полступни, а правой всю ступню. Приехавши в становище, я пролежал до парохода без помощи врача 8 месяцев". 

Так как ноги начали гнить, Запасов сам себе отрезал финским ножом обе ступни. К.Носилов говорил о Запасове: «Недаром его зовут по прозвищу „Новоземельскій волкъ", он рыскает каждую весну по острову, охотясь на белых медведей и порой забирается в такую даль что даже за него становится страшно. Это не бедный помор-промышленник, еще не знающій, как нужно жить на этом острове, это—настоящій сын этой полярной страны, для котораго не существует опасности ни на суше , ни на море.Для него ровно ничего не стоит быть занесенным снегом,—он устраивается в снегу с такими же удобствами, как в своем чуму; для него не страшно даже быть оторванным от берега и унесенным на льдах в море. Он всюду найдет возможность отделаться от беды и уж никогда не поддастся цинге, этой болезни, как говорят самоеды, леньтяев или неопытных.»

Новоземельская собачья упряжка. 1911 г. Фото с сайта belushka.ru

 

Тридцать три года прожил пинежанин, крестьянин Запасов на Новой Земле. Силы шестидесятилетнего охотника были уже на исходе. Он решил оставить остров, полюбившийся ему дикой суровостью, богатством пушного зверя, увлекательной охотой на белых медведей и песцов. Вернувшись на родину в Матверу, Яков Иванович жил тут недолго. Купили они с женой лошадь и уехали на Печору.